Новости проекта
Отвечаем на ваши вопросы!
Важные моменты в Инструктивно-методическом письме
Новинка! Отчеты по ведению электронного журнала
Конкурс продолжается!
Голосование
Как Вам новый сайт?
Всего 55 человек

Энергосбережение в семье

Дата: 21 июля 2016 в 08:51

Вещи должны нам служить

    Все товары предназначены для оп­ределенных потребностей. В одних мы нуждаемся ежедневно, в других — вре­мя от времени, в третьих — очень ред­ко или никогда. Скажем, требуется ли пианино в доме, где никто не собира­ется знакомиться с нотной азбукой? Думаем, что нет.

    И все-таки задумаем­ся, сколько инструментов безмолвству­ет в наших квартирах, становясь порой дорогой подставкой под не менее бес­полезные в данном конкретном доме другие предметы: хрустальные вазы, в которых никогда не стоял ни один цве­ток, светильник в стиле «ретро», в ко­торый так и не ввинчена лампочка. Но они ведь приобретены. Возможно, да­же не в ущерб другим существенным потребностям семьи. Возможно, ради утоления одного единственного неуто­лимого чувства — амбиции, ложно по­нимаемого престижа. Но оставим пока в стороне престиж и амбиции. Окинем взглядом собствен­ный дом: бездействующие вязальная и швейная машина, кухонный комбайн, кастрюля-скороварка. Все вещи нуж­ные, полезные. Но, очевидно, не нам, а нашей соседке, которая после курсов кройки и шитья никак не может поды­скать в магазине именно такую, много­процессную, машину, застывшую «па­мятником» нашему мимолетному увле­чению, неосуществившимся планам.

    Сегодня у нас располагающий к раз­мышлениям вечер, давайте дальше смотреть и считать: рассохшиеся от долгого лежания ракетки для бадмин­тона и лыжи, ни разу не точенные конь­ки, «немая» гитара, игрушка, так и не порадовавшая ребенка, потому что куплена без батареек... Банки и баноч­ки с косметическими кремами, утра­тившими годность, тюбики с почти не начатой помадой такого и еще вот та­кого цвета, флакончики с давно засох­шим лаком в ассортименте, которому бы позавидовал иной магазин... Ножи­чек для чистки апельсинов и еще один ножичек - для фигурной нарезки ово­щей, оба - в нераспечатанных фабрич­ных упаковках... А сколько нами купле­но вещей взамен тех, что из-за отсут­ствия порядка давно уже потерялись в собственном доме!

    Можно продол­жить перечисление. А можно и поста­вить точку, перейдя к другой опера­ции — хотя бы приблизительному под­счету суммы денег, вложенных в вещи, которые, помимо самой мелкой и ми­нутной радости — радости обладания, должны были бы приносить пользу на­шему быту, красоте, здоровью. Слу­жить тем, кому они действительно нуж­ны, и приносить отдачу. Без этого вещь мертва, она в убыток и нам, и общест­ву, вложившему в неё материал и труд.

   Погоня за вещами, желание непре­менно иметь все новое, самое лучшее, чревата ещё и тем, что в один прекрас­ный день мы оказываемся лицом к ли­цу с угрозой быть «погребёнными» под этими самыми вещами, которые требу­ют места и ухода, которые при всей сегодняшней «неповторимости» завтра перейдут в разряд «устаревших», лиш­них. Кстати, в разряд ненужных со вре­менем неизбежно переходят и многие вещи, которые были куплены после обстоятельного размышления. Одни, отслужив нам верой и правдой, устаре­вая морально и физически, а другие...

     Растут наши девчонки и мальчишки, и, не поспевая за ними, остаются висеть в шкафу, перекочевывают в чемоданы и на антресоли их почти неношеные нарядные платьица, костюмы. Куплен­ные весной ботинки оказываются тес­ными уже осенью... Вещи, оставленные без употребле­ния, не краснеют, но мы при этом ис­пытываем неловкость. Выбросить — ру­ка не поднимается. Что же делать? Ес­ли уверены, что вещь еще может по­служить, выстирав, отгладив их, попро­буем подарить нашим родственникам, друзьям, у которых дети погодки с на­шими.

       Так поступают многие, и на них не обижаются. Не представится такого случая — попробуем сдать в комисси­онный магазин, глядишь и выручили ка­кие-то деньги на покупку новых. И ник­то не упрекнет нас в мелочной расче­ливости, потому что вещь должна слу­жить. Разумеется,  многое   из  гардероба взрослых, — ведь и нам случается пе­реходить из размера в размер,— мо­жет приобрести своих новых благодар­ных хозяев. Иногда и нам еще послу­жит — в саду, на даче.

     Только не ста­нем превращать садовый домик в му­зей истории костюма. Не можем, не хотим носить платье, плащ и т. д.— по­дарим, продадим, перешьем детям, скомбинируем из двух старых платьев одно новое для себя, наконец, сдадим на приемный пункт вторсырья. Вспом­ним, что старые кофточки, другие три­котажные изделия — это всегда пря­жа, в умелых руках она превратится в новые вязаные изделия, опять-таки уникальные, бесценные, потому что вложили в них собственный труд.

       Больно, обидно смотреть, когда на дачных участках, а порой и в городских дворах в «инквизиторские» костры по­падает все, что горит: платья и детские штанишки, обувь и старая мебель, кар­тонки и бумага, сумки и чемоданы. По­лыхает огонь, унося с дымом ценности, которые могли бы послужить людям, вернуться для общества переработан­ным сырьем. Страсть приобретения, бездумное расточительство охватывает нас порой и там, где прежде всего должны руко­водствоваться здравым смыслом, про­явить себя и воспитателями, и психоло­гами. Речь идет о детской игрушке. Вот уже где даём выход своим «купече­ским» привычкам, тем более, когда ча­до у нас единственное, а игрушки — на любой вкус, любой кошелек. Нередко цена игрушки вообще остаётся на вто­ром плане — удовлетворяем свои ро­дительские амбиции и одновременно закладываем их в детей: «Смотри, та­кого самолета еще ни у кого из ребят нет!» Иногда покупаем игрушку, к ко­торой ребёнок не проявляет никакого интереса, только потому, что подобная была нам самим недоступна в детстве, а иногда и потому, что сами не прочь позабавиться ею, ребенок при этом — предлог, его интересы, возраст в расчет не берутся. Вспомним, сколько раз не могли мы скрыть своего разочаро­вания, когда дорогие игрушки не вызы­вали большой радости у ребенка и всем им он предпочитал зайца с отор­ванным ухом или древнюю как мир де­ревянную пирамидку. Через игру, через её атрибуты р­бенок познает мир — и не только ве­щей. Они расширяют круг его интере­сов, воспитывают, учат читать и считать, дружить и жить. И у каждого возрас­та — свои игрушки, у каждой совсем еще не сформировавшейся личности — свои привязанности, наклонности, игно­рировать которые — эгоистично и не­педагогично.

      Напрасно  взывать  к  ма­лышу,  наказывая  его  за поломанную «такую дорогую» игрушку. Ломая, пы­таясь заглянуть вовнутрь, он тоже по­знает мир. А кроме того, понятие «до­рогая» ещё недоступно ему. Уж куда нравственнее лучше не покупать доро­гую игрушку, чем превратить ее в без­делушку, стоящую на недосягаемой для ребенка высоте, окружить ее де­сятком запретов и предостережений, лишив главного предназначения — ра­довать и воспитывать.

         Воспитывать — понятие достаточно широкое. Не перечисляя всех его гра­ней, выделим одну — экономическое воспитание. Оно ведь тоже прививает­ся с малых лет. И игрушке в нем при­надлежит далеко не последняя роль. Чем больше игрушек у ребенка, тем он менее ценит, бережет их. Игрушка у­рачивает свой главный смысл — разви­вать способности ребенка. Помня об этом, подарим лишнюю, ненужную, неинтересную нашему сыну или дочке игрушку соседским детям, которые смогут ее по достоинству оценить. Це­лым игрушкам — не место на домаш­них и дворовых «свалках».

      

 Кому не известно, что старые газе­ты и журналы, школьные тетради, вся­кие картонки и обертки являются цен­ным сырьем для бумажной, картонной промышленности, что макулатура по­зволяет экономить огромное количест­во деловой древесины, беречь лес — эти незаменимые «лёгкие» планеты? Но достаточно посмотреть на мусо­росборник, чтобы понять, сколько бу­маги этим сырьем уже не станет.

       И на­оборот, исчезнут с лица земли те 10-15 взрослых деревьев, которым могли бы сохранить жизнь, собирая и сдавая государству ежемесячно всего лишь 3-4 кг ненужных бумажек, старых газет. Как мы поступаем со старым утюгом, отслужившими свой век кастрюля­ми, мисками и корытами, детскими ко­лясками и санками? Все на свалку, где они ржавеют под дождём и снегом, в сарай или кладовку, в «музей древно­стей», который не делает нам чести как хозяйкам.

     И если мы сетуем с прихо­дом зимы, что не можем купить ребен­ку новые санки, то это отчасти и пото­му, что вовремя не вернули государ­ству вторичное сырье для их изготов­ления. Конечно, позаботиться о том, чтобы во дворах городских кварталов были специально отведены места для сбора металлолома, макулатуры, текстильно­го тряпья, пищевых отходов, — задача и жэков, и заготовителей вторсырья. Но если руководители этих организаций не спешат воспользоваться богатством, которое бесплатно просится в руки, если они игнорируют значение разно­образных сырьевых ресурсов, напом­ним им об этом, лишим их бездумного спокойствия, силой общественности за­ставим сделать всё необходимое, что­бы старая кастрюля стала новой, про­изводство которой из металлолома обойдется государству в несколько раз дешевле, чем из металла, выплавлен­ного непосредственно из руд.

      Вот банки, бутылки, склянки, которые не принимаются на заготовительных пунк­тах. А кому, спросят, нужно это битое стекло? Оно нужно стекольной, строи­тельной промышленности. Тонна стек­лянных черепков экономит государст­ву многие центнеры специального пес­ка, извести, соды, каолина, других цен­ных компонентов, огромное количест­во электроэнергии. Битое стекло и другие компоненты, добытые из вто­ричного сырья, идут на изготовление нового, очень дешевого и технологич­ного материала, который широко ис­пользуется в строительной индустрии.Всяческие текстильные отходы тоже в немалом количестве есть в каждом доме, даже если хозяйка достаточно изобретательна, умеет из старого паль­то сшить, например, новый сарафан и не считает зазорным подлатать старые пододеяльники или наволочки, а из ста­рой, прохудившейся простыни сделать почти новую, разрезав ее вдоль и пе­реставив истонченные куски на край. Всё равно настает время, когда с этой простынью приходится окончательно расстаться, исключить ее из домашне­го обихода.

     Но не из обихода общест­венного хозяйства! Потому что вторич­ные текстильные материалы — пре­красное сырьё для выпуска, в частно­сти, нетканого полотна различного назначения. И оно уже выпускается промышленностью страны десятками миллионов метров. 

      Чем бережнее, ра­чительнее мы будем относиться к об­щественному добру, тем богаче станет наша страна, тем меньше мы будем сетовать на отсутствие тех или иных ве­щей в домашнем обиходе. Мы много говорим сейчас о культу­ре потребления, о воспитании хозяй­ского, сознательного отношения к то­му, что произведено. А ведь склады­вается оно, повторяем, из простых дей­ствий: во-первых, рационального пла­нирования покупок, с учетом их поль­зы; во-вторых, самого эффективного, разумного использования всего приоб­ретенного, идет ли речь о продуктах питания или промышленных товарах бытового назначения; и наконец, в-тре­тьих, рационального обращения с тем, что нам отслужило.

  Такие нехитрые правила должны стать нормой нашего хозяйствования. Но вооружиться зна­нием этих правил — только начало де­ла. Докажем в повседневной практике, что авторитет хороших хозяек нами заслужен не зря!

 

 

Поговорим о тепле нашего дома. О самом натуральном, физическом, ко­торое обеспечивается электрическими и тепловыми станциями. И ещё о све­те, воде, газе, тех благах цивилизации, которыми пользуемся ежедневно и ежечасно, привычно и зачастую безза­ботно, не задумываясь, сколь не копеечное дело для государства то, за что мы возвращаем ему копейки.

     Мы привычно оперируем сейчас по­нятиями «экономика», «экономия». А пришли эти слова в наш язык из греческого, дословно переводятся как «управление хозяйством» и обознача­ют прежде всего бережливое расходо­вание материальных или денежных средств. «Ах, какая экономная хозяйка!» — говорим мы о женщине, которая из двух «ничего» может сотворить вкус­ный обед или обновку для ребенка. А между тем у нее зимний ветер вы­дувает всё тепло из дома.

     Поскольку такая хозяйка — пример не единичный, с большой нагрузкой приходится рабо­тать тепловым и электрическим стан­циям, обязанным поддерживать опре­деленный температурный режим в до­мах. У этой же хозяйки течёт из крана горячая вода, пока она беседует с при­ятельницей по телефону. У этой же хо­зяйки втрое дольше, чем требуется, варятся на газовой плите яйца - «Они на салат, им это не повредит!» Эта же хозяйка спешит включить до краёв на­литый водой электрочайник, дождав­шись прихода мужа с вечерней смены, а нужен-то один-единственный стакан чая... 

       Чтобы упорядочить свой семейный бюджет, да и государственные средст­ва «не сжигать» вхолостую. «Все это мелочи», — высокомерно заявляют  одни.  «Привычка»,— оправдываются другие. А так ли уж безобид­ны подобные мелочи и привычки? Давайте продолжим тему, с кото­рой начали этот разговор.

   Как вы ду­маете, что оказывает самое существен­ное влияние на температурный режим наших квартир? Специалистами доказа­но, что потери тепла из-за щелей в ок­нах и дверях составляют 40%, до 15% его поглощают окон­ные стекла и столько же — стены, до 7% — неутеплённый пол и по­толок. Есть еще 23%, они тоже учтены: эта доля приходится на нера­зумное пользование горячей водой. О ней поговорим ниже, а сейчас — о щелях, стенах и т. д. Оконное стекло — материал тепло­проводный. Стоит лишь выглянуть в зимний день на час-другой солнышку, и уже в квартире теплеет. Спряталось оно за снежную тучу, и сразу через охладившееся стекло ушло несколько килокалорий из нашего дома, а мы са­ми ещё и выпускаем дополнительно тепло через незаклеенные рамы и пло­хо пригнанные двери. Между тем, ото­пление и обогрев домов — одна из ос­новных статей потребления вырабаты­ваемой государственными предприяти­ями тепловой энергии. Вспомним при этом, что отопительный сезон даже в наших умеренных широтах длится до 7 месяцев в году! Своевременно застеклить форточ­ку, вставить вторую раму, заклеить ок­но, законопатить большие щели, на­бить планки на дверь, утеплить ее сна­ружи или изнутри специальной обив­кой — это элементарный экономиче­ский «ликбез». Но не станем останавливаться в на­чале пути. Шторы на окнах. Им ведь тоже отводится не только декоратив­ная, солнцезащитная, но и теплозащит­ная роль. Поэтому наилучший и с гигие­нической, и с экономической точки зре­ния вариант — иметь две пары штор, на теплое и прохладное время года. Если летние шторы могут быть максимальной длины, от потолка до пола, то зимние, сшитые из более плотной тка­ни,— только до подоконника, чтобы они не закрывали батареи парового отопления, не становились дополните­льной преградой теплу.

      С точки зрения теплового режима небезразлично, на каком расстоянии от окон повешены шторы. Зная, что от тепла они «перегорают», быстрее вы­ходят из строя, мы вместо того, чтобы укоротить их и тем самым, кстати, сэко­номить на расходах, связанных с покуп­кой ткани, стараемся подальше отвести их от батарей. В результате «жизнь» штор продлеваем ненадолго, а вот тепло теряем заметно: между тканью и окном образуется большая прослой­ка теплого воздуха. Но, не успевая про­биться сквозь штору в помещение, теп­ло уносится наружу через стекло, теп­лопроводность которого во много крат больше, чем ткани. За зиму на шторах оседает предостаточно пыли. Вот и ещё один довод в пользу корот­ких штор - их легче, а значит, и чаще можно постирать.

      И еще об окнах. Заклеивать фор­точку мы, конечно, не станем, пусть она только будет хорошо подогнана, — квартиру ведь нужно проветривать в любое время года. А вот как это де­лать, чтобы и здоровью не вредить, и лишнего тепла из дома не выпускать? Специалисты советуют проветривать не только часто (скажем, каждый час), но и интенсивно, широко раскрыв форточ­ку на 3-5 минут. Воздух в комнате за это время успевает полностью обно­виться, а стены излишне не переохла­дятся. Это существенно, так как стены согреваются медленнее всего. К сведе­нию любителей спать с открытым ок­ном зимой: чтобы стены вернулись к своей первоначальной, до охлаждения, температуре, потребуется минимум 5-6 часов. Плохо переносите высокую температуру во время сна — легче ук­рывайтесь, для устранения сухости воздуха  обзаведитесь  специальными увлажнителями или на ночь кладите на радиатор влажную старенькую простынку, махровое полотенце и т. д. Курить — здоровью вредить. Это тоже достаточно известно. Но курение приводит еще и к дополнительным энергетическим потерям. Хочешь не хочешь, а приходится опять-таки чаще проветривать помещение, изгоняя по­рой из него последнее тепло. Будем считать это тоже одним из уроков эко­номического «ликбеза».

    А теперь обратим свой взгляд на батареи парового отопления. Шторы мы укоротили, пыль с батарей вытира­ем влажной тряпочкой регулярно. Можно ли еще доступными нам мера­ми повысить их теплоотдачу? Оказыва­ется, да. Не будем торопиться «спря­тать», отгородить их от комнаты специальными решетками. Известно, кроме того, что батарея, окрашенная зелёной эмалью, понижает свою тепло­отдачу более чем на 4%, свин­цовыми белилами — на 1,3%, цинковыми белилами или белой эма­лью— на 1%. Вывод каждому ясен. Очень неплохо было бы в межсе­зонный период, сняв батарею (еще бы лучше — перед ее установкой), утеп­лить стену за ней. Например, прикре­пив наклеенный на ткань или линолеум изоляционный материал. Им может служить 3-сантиметровый слой пено­полиуретана, покрашенный «под сереб­ро». Это уменьшит теплорасход на 50%. Какая же температура жилья наибо­лее благоприятна для нашего здоро­вья? Врачи считают — 18-20 °С. Мы же, как правило, любим более высо­кую температуру. И поэтому прибегаем к разным отопительным приборам, вплоть до газовой духовки; во время их работы сжигается необходимый нам кислород. Естественно, если в доме есть маленькие дети или кому-то не­здоровится, температурный режим может быть более комфортным, до 22-23 °С. Остальное — уже во вред и ма­леньким, и взрослым. В холодное время года не лишне утеплить пол ковром, специальным на­польным покрытием, дорожками.

     Теп­лее и с прикроватным ковром. Но, за­ботясь о здоровье, будем соблюдать разумную меру! Её нам подскажет и культура быта, и обычный термометр на стене. Из школьной программы физики мы ведь знаем о теплообмене. В до­ме в нем участвуют мебель и прочие вещи. Мы уже говорили о том, как мед­ленно нагреваются стены; то же самое, в несколько меньшей степени, происхо­дит с полом, потолком. Следователь­но, когда это зависит от нас, скажем, мы сами строим дом, — уделим перво­степенное внимание теплоизоляции стен (ее повышает даже наружная шту­катурка), пола (сухое вентилируемое подполье — не роскошь), хорошему потолочному перекрытию. Зная законы физики, не станем сжи­гать на ветер и уголь, дрова. Потому что, помня о законах теплообмена, не будем согревать воздух в помещении выше 16°С — дополнительное тепло ему отдадут стены, если, допустим, температура их поверхностей 22 °С. Ес­ли же стены холодные, до 17°С, про­топим комнату до 21°С. Зависимость здесь такая: понижение температуры стен и пола на 1°С требует подъема температуры воздуха на 1°С выше по­вседневной нормы. Домашнему эконо­мисту стоит помнить: протапливая ежедневно дом на 4°С выше нормы, ежегодно расходуем 5-8 лишних цент­неров угля. Вот чем оборачиваются по­рой мелочи. 

      И еще одна «мелочь», связанная с теплом нашего дома. Случается, что услуги электрокамина — никак не рос­кошь. Где же его поставить? Не возле постели, не около других легко вос­пламеняющихся предметов — это тоже из программы «ликбеза». С рациональной точки зрения, лучше всего возле самой холодной стены (в комнате чаще всего это та, что с окном, балконной дверью). Соблюдая необходимые про­тивопожарные меры, не забудем и время от времени поглядывать на ком­натный градусник, чтобы «из Арктики» не попасть «в Сахару». С экономиче­ской точки зрения рационально, чтобы по соседству с камином работал и элек­тровентилятор, который быстрее раз­гонит теплый воздух по комнате.

     О том, чтобы время от времени сверять свое поведение в быту с пока­заниями электросчетчика, мы уже го­ворили. Его то ускоряющийся, то за­медляющийся бег может о многом по­ведать наблюдательному, анализирую­щему свои поступки человеку. Посмот­рите, сколь он неудовлетворен нам, когда забываем выключить в комнате, где нет ни одного человека, четырехрожковую люстру.

    Посмотрите, как он нервничает, когда у нас весь вечер «под сурдинку» работает телевизор, хотя ни один из членов семьи не ста­вил перед собой задачу дать оценку всем передачам сегодняшней програм­мы. Посмотрите, как он недоумевает, когда мы включаем в ванной или в ту­алете стосвечовую лампочку. Прислу­шайтесь, как он спрашивает нас, отчего не пользуемся лампами дневного осве­щения, которые вчетверо экономичнее, да и служат в 7-10 раз дольше, чем обычные лампы накаливания. К сожа­лению, мы не в состоянии перевести на человеческий язык характерное по­щелкивание счётчика, наше ухо чаще всего глухо к его протестам, а глаз, снимающий показания, порой тоже ле­нив: от него не исходит та информация, которая должна бы дойти до нашего ума, заставив контролировать себя, ис­коренять дурные привычки.

     Человеку, живущему в благоустро­енном городском доме, привычно пользоваться холодной и горячей во­дой. Почти бесплатная для нас холод­ная вода далеко не бесплатна для государства. О горячей воде и говорить не приходится. Вот с каким уравнени­ем, выведенным экономистами Чехо­словакии, пришлось недавно познако­миться. Мытье посуды горячей водой из-под крана в перерасчете на электро­энергию равносильно расходу 1 кВт. Этого было бы, например, достаточно, чтобы в течение 100 часов слушать маг­нитофон, 50 часов — радио, чтобы 10 часов кряду горела 100-свечовая лампочка, 85 часов работала швейная машина с электроприводом, этой энер­гии достаточно для глаженья 4 кг белья. А горячая вода у нас течет Ниага­рой. Не только когда моем посуду, но и когда металлической мочалкой пы­таемся очистить пригоревшую кастрю­лю. Мужчины отдают пред­почтение не электрической, а безопас­ной бритве и мыльному крему. Чтобы ополоснуть лезвие, достаточно подер­жать его под проточной водой от силы 10 секунд, а вода течёт столько, сколь­ко продолжается бритье — и 10, и 15 минут.

       Мы снисходительны к тому, что те­чёт вода, пока моем посуду. Но вспомним, как это делали наши бабушки и мамы во времена, когда на них ещё не распространились блага цивилизации, как делаем это и сейчас сами, когда из-за ремонта отключают горячую во­ду. Посуду моем в миске, ополаскива­ем в холодной воде. Ворчим при этом на неудобство, но ведь качество мытья посуды от этого нисколько не страда­ет. Так трудно ли закрыть пробкой по­судную мойку или налить горячую во­ду из крана в миску с тем, чтобы по всем правилам вымыть посуду? Не труднее, и не дольше, и не хуже, за­то — привычнее. И убегают сотни лит­ров чистой (!) горячей воды, по сути, не израсходованные, а переведённые, по канализационным трубам. Мы любим понежиться в горячей ванне, напуская туда поболее сотни литров воды.

     Если нас шокируют раз­говоры об экономической целесооб­разности ванны, давайте подумаем о ее гигиеническом эффекте. Душ, ут­верждают врачи, и гигиеничнее, и по­лезнее для здоровья; 6-10-минутный душ — вот что требуется нам и для комфорта и для здоровья, и для того, чтобы заслужить звание рачительных хозяев. Живя на даче или в деревне, мы спокойно довольствуемся кружкой во­ды для того, чтобы почистить зубы, не­сколькими литрами, чтобы помыть голову. Да и как же иначе — вода при­несена в ведрах из колодца, колонки!

     Возвращаясь в город, мы, подобно плохому ученику, немедленно забыва­ем вчерашние уроки. Мы болезненно воспринимаем упрёк в экономической неграмотности, а ведь порой он слиш­ком мягко оценивает некоторые наши поступки, настоящее имя которым — экономическое варварство. С точки зрения рационального хо­зяйствования экономичнее использо­вать горячую воду из крана для того, чтобы сварить картошку, яйца, сосиски, кофе, чай. При этом достигаем двой­ной экономии — и газа (не сгорает лишний, он ведь тоже не по мановению волшебной палочки приходит к нам в дом), и времени.

     Говорят, что горячая вода из крана вредна для здоровья. Но это мнение — из области неверных представлений. От подогрева в котлах её качество нисколько не страдает, она ничуть не хуже той, что приходит к нам по трубам холодной. Страдает только экономика. Доводя воду до кипения с 15, а не с 50°С, мы на две трети повы­шаем расход газа, электроэнергии. Еду, как правило, мы перегрева­ем, не принося этим пользы своему здоровью и явно перерасходуя газ и электроэнергию. Огонь газовой горел­ки лижет чуть ли не половину кастрю­ли, в то время как, с точки зрения ра­ционального приготовления блюда, достаточно,чтобы он равномерно обогревал только дно посуды. Для большинства из нас ещё не стало привычным пользоваться скороваркой, хотя преимущества ее неисчислимы.

    Назовем здесь только два, имеющие самое непосредственное отношение к экономике хозяйствования: при самом приблизительном подсчёте она вдвое экономит время, затрачиваемое на при­готовление еды, и на 50-60%, по сравнению с обычной кастрю­лей, сокращает потребление энергии. Плита оборудована духовкой. Все­гда ли мы умеем экономически грамот­но пользоваться и этим бытовым при­бором? Если печём кар­тофель, то всегда найдется место и для противня с сухариками. Духовку только что выключили, но в ней ещё подсушатся нарезанные фрукты, подо­греется к обеду ранее приготовленное блюдо и т. д. Термостаты дают воз­можность постоянно контролировать температуру. Но мы часто грешим, не­оправданно долго нагревая духовку и несвоевременно ее выключая. Задав­шись целью экономить энергию и в ма­лом, сведем время предварительного нагрева духовки к минимуму, не станем включать её, когда тесто у нас еще только на подходе. Изделие из теста, которое должно ещё подойти в теплом месте, поставим в духовку сразу, как только её вклю­чили. Выключить же её можно на 10-15 минут раньше, чем пирог оконча­тельно зарумянится. И огорчений не будет из-за подгоревшей корки, и рас­ход энергии сократим, так как воздух духовки достаточно горяч для того, чтобы пирог и без огня дошел до го­товности. 

     Напомним, что хорошая хозяйка позаботится и о том, чтобы максималь­но использовать естественное освеще­ние, чтобы свои индивидуальные вкусы соотнести с рациональными требова­ниями к цветовой гамме домашнего интерьера. Чем «светлее» выглядит наш дом, тем он и привлекательнее с психологической точки зрения, тем вы­ше мы можем оценить собственную экономическую грамотность. 

      Подведем хотя   бы   предвари­тельные итоги сказанному. Главный из них, очевидно, тот, что забота об эко­номии давно уж вышла за рамки толь­ко производственной сферы. Об этом должна помнить  каждая семья,  и  на­учиться бороться с проявлениями бес­хозяйственности  должны  все,  от мала до велика. Научимся беречь хлеб и во­ду, тепло и электричество. Уделим как можно больше внимания тому, чтобы ис­пользовать без отходов продукты пи­тания. Не будем довольствоваться зна­ниями о пользе для народного хозяй­ства макулатуры и другого вторичного сырья, скапливающегося в нашем до­ме, вменим в обязанность одному из членов семьи регулярно посещать пункты приема вторсырья. 

        Мы можем не знать всех тонкостей экономики, но экономически мыслить, анализировать в масштабах хотя бы своей семьи — обязаны. Осознав, что чего-то недооценивали раньше, уже одним этим сделаем первый шаг на пу­ти рационализации своего хозяйствова­ния. 

     «Знаю, умею, других научу!» — вот кредо настоящей хозяйки, живущей за­ботой о семье и доме, умеющей без ущерба для семьи и общества, грамот­но и ответственно вести свой семейный корабль по житейским морям.

Комментарии:
Оставлять комментарии могут только авторизованные посетители.