Новости проекта
Конкурс продлен! Принимайте участие!
Поздравляем с Днем учителя!
Отвечаем на ваши вопросы!
Домашнее задание на контроле!
Голосование
Как Вам новый сайт?
Всего 52 человека

Отклоняющееся поведение у детей

Дата: 28 марта 2017 в 09:02, Обновлено 25 мая 2017 в 12:49

ОТКЛОНЯЮЩЕЕСЯ ПОВЕДЕНИЕ РЕБЕНКА
КАК СЛЕДСТВИЕ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ОШИБОК РОДИТЕЛЕЙ

Неблагоприятная семейная атмосфера и жизненные условия, а также ошибки в семейном воспитании укрепляют противоречивое отношение ребенка к окружающему миру, что приводит к значительным отклонениям в формировании его личности. Такие отклонения, называемые личностными недостатками, внешне проявляются как нарушения поведения. Первоначально они не имеют ярко выраженного характера и не тревожат родителей. А замечая отрицательные проявления в поведении ребенка, родители не придают им значения, полагая, что ребенок еще мал и ничего не понимает, а когда подрастет – научится и исправится. При таком отношении к воспитанию создаются условия, когда на первый взгляд «безобидные» недостатки ребенка, повторяясь многократно, по мере его взросления перерастают в устойчивые привычки, проявляющиеся в виде различных отклонений в поведении. Происходящие в ребенке перемены родители начинают замечать только тогда, когда он перестает поддаваться педагогическим воздействиям не только в семье, но и за ее пределами, т.е. становится трудновоспитуемым.

Существующие в психолого – педагогической литературе понятия «недостатки поведения», «отклонения в поведении», «антиобщественные поступки», «аморальное поведение», «правонарушения», «преступления» - не что иное, как различные характеристики трудновоспитуемости. Поэтому важно установить особенности ее развития на любом этапе. Наиболее эффективна эта работа на стадии возникновения первоначальных проявлений – личностных недостатков, которые обнаруживают себя в тех или иных формах неправильного поведения ребенка.

Естественно, что глубина и стойкость отклонений в поведении дошкольника, младшего школьника и подростка различны. Дело в том, что длительность накопления отрицательного опыта у подростка значительно больше, чем у младшего школьника, тем более, у дошкольника. Поэтому отклонения в поведении подростка в процессе длительного и многократного повторения приобретают прочность, становятся привычными и преодолеваются труднее, чем у детей младшего возраста. Чем раньше у ребенка будут обнаружены отрицательные привычки, чем своевременнее они будут преодолеваться, тем вероятнее конструктивное исправление недостатков в поведении.

Нарушениями поведения, или социальной дезадаптацией называются такие состояния, в которых главная проблема заключается в проявлении социально неодобряемых форм поведения. При этом разновидности отклоняющегося поведения детей следует различать в зависимости от их социальной опасности, а также от возрастных и индивидуальных особенностей личности ребенка. Наиболее распространенными поведенческими нарушениями являются:

*непослушание, выражающееся в шалостях, озорстве, проступках;

*детские негативизм, упрямство, капризы, своеволие, недисциплинированность;

*девиантно – делинквентные формы поведения в крайних своих проявлениях представляют собой уголовно наказуемые действия.

Непослушание и его разновидности

Непослушание – наиболее распространенная в дошкольном и младшем школьном возрасте форма сопротивления требованиям, просьбам, советам родителей, нравственным нормам общественного поведения. Чаще всего проявляется в виде шалости или озорства, а иногда может вылиться и в проступок. Поэтому очень важно знать отличительные особенности поведенческого выражения той или иной разновидности непослушания, чтобы правильно разобраться, как поступать в каждом отдельном случае и не допустить превращения негативных проявлений в привычку.

Шалость – такая разновидность отклоняющегося поведения, которая проявляется в виде веселой проказы, забавы или проделки ребенка, в которых ярко выражаются его активность, инициатива, изобретательность. Чаще всего это краткий, эпизодический отрезок в поведении ребенка, в котором отрицательный смысл проступает неявно, поэтому отношение взрослых к подобным проступкам в основном снисходительное, ибо шалости, как правило, социально безвредны. Обычно ребенок переживает удовольствие от сделанного, не задумываясь о том, какие могут быть последствия его шалостей для окружающих. Для него это игра, слегка переходящая границы приличия, игра «на грани», но сам ребенок этого не осознает. Шалость – это такие забавы, в которых он проявляет свою волю и самостоятельность в активном действии, причем, как правило, азартно, с увлечением. При этом сдерживающие механизмы его поведения часто бывают «отключены». Именно поэтому многие шалости кончаются печально или перерастают во вредные привычки. Спектр шалостей довольно широк: от вполне безобидных и невинных (например, спрятать игрушку, спрятаться самому, без разрешения включить телевизор, побегать по комнатам), до злых и опасных (намеренная порча вещей, игра со спичками и другими опасными предметами, недобрые шутки над сверстниками). Первые пробы закурить, попробовать спиртное – сначала тоже шалости. В частности, в семьях, где употребляют алкоголь, недопитая бутылка вина может стать поводом и средством для шалости, выражающейся в «веселом» подражании взрослым. Особенно опасными являются шалости по отношению к сверстникам и младшим детям. Так называемые детские «розыгрыши» могут впоследствии перерасти в патологическую склонность издеваться над людьми.

Вместе с тем шалости следует отличать от явных хулиганских поступков. Шалость, даже самая безудержная, не содержит в себе злого умысла. Но способность к этому умыслу может развиться, если оставлять все шалости без внимания. Поэтому для предотвращения этого процесса необходимо раскрывать детям последствия их шалостей, а в особых случаях – разумно прибегнуть к осуждению случившегося, предупредить его повторение.

Озорство тоже представляет собой эпизод в поведении ребенка. В нем тоже проявляются выдумка, инициатива, активность, однако в отличие от шалости озорник уже сознательно нарушает установленные правила, умышленно совершает действия, приносящие вред сверстнику или старшим. Цель озорства – досадить или получить выгоду для себя.

Детские шалости и озорство связаны общей основой и часто переходят друг в друга. Различие между ними состоит, прежде всего, в степени доброжелательности детей к другим людям. Кроме того, невинные на первый взгляд поступки со временем могут перерасти в проступки.

Проступок – это уже социально опасное явление, хотя у него можно заметить и много общего с озорством (выдумка, инициатива, подвижность ребенка). Как и озорство, проступок – всегда планомерное нарушение требований взрослых, если и без злого умысла, то с осознанием, понимание того, что это действие плохое. Основное отличие проступков от озорства – в их повторяемости и заблаговременной продуманности. Если ребенок совершает проступки неоднократно, есть все основания предположить, что у него формируются отрицательные черты характера. Проступки следует отличать от ошибок в поведении, которые всегда случайны и неумышленны. Чаще всего детские проступки родители объясняют возрастными особенностями в деятельности высшей нервной системы, неумением ребенка произвольно подавлять свои сиюминутные желания и сознательно руководить поведением. Но подобные суждения не всегда оправданны, потому что проступок есть не что иное, как внешняя форма проявления тех отрицательных черт характера, которые свидетельствуют об определенных деформациях личности. Поэтому родители ни в коем случае не должны оставлять без внимания проступки детей. Следует бескомпромиссно пресекать действия ребенка, если в них усматривается подобное поведение. В зависимости от сложившейся ситуации уместным может быть использование и метода естественных последствий, получившего научное обоснование у французского просветителя Жан Жака Руссо, и метода отсроченного наказания, которым широко пользовался в своей воспитательной практике А.С.Макаренко. Действенность первого из них заключается в том, что ущерб, причиненный детским непослушанием, взрослые не торопятся устранять, чтобы само содеянное убеждало ребенка в недопустимости непослушания. Что касается второго, то ожидание неотвратимого наказания и связанные с ним отрицательные переживания заставляют ребенка пересмотреть свое поведение и убедиться в том, что поступок его был неблаговидным и поэтому ему приходится отвечать за свои действия. Психологический механизм опережающего отражения, лежащий в основе этих методов воспитательного воздействия, позволяет ребенку прогнозировать последствия своего поведения, а нежелание испытать определенные неудобства или тяжелые эмоциональные переживания, побуждает его более обдуманно относиться к своим действиям и впредь не совершать подобных проступков.

Формы проявления детского негативизма

Немало проблем у родителей порождает и такая форма поведения детей, как негативизм – выраженное неприятие чего – либо, немотивированное и неразумное сопротивление воздействию окружающих людей. Негативизм проявляется как форма протеста ребенка против реально существующего или воспринимаемого как таковое неблагоприятного отношения к нему взрослых или сверстников. Это может быть протест, отказ от выполнения действий, указаний, просьб и даже противодействие влиянию взрослых. Негативизм может выражаться пассивно (отказом от действия) и активно (поступками «наоборот»). В первом случае ребенок выражает свое нежелание выполнять просьбу или требование старших, а во втором – он поступает противоположным образом по сравнению с тем, что от него требует взрослый. Негативизм также бывает эпизодическим и устойчивым, который постепенно становится чертой характера.

Однако негативная форма поведения может быть свойственна детям и как психологическая норма в период «кризисов» возрастного развития. Первый из них отмечается в возрасте 2 – 3 лет, когда у ребенка возникает потребность в самостоятельности и самоутверждении. Она проявляется на доступном ему уровне: он нарушает запреты, говорит «нет», если от него ждут «да», протестует против излишней опеки («Я сам!») и вообще все делает наперекор. Активные проявления протеста и своеволие присущи детям более энергичным и самолюбивым.

У подростка негативные формы поведения еще острее выражают потребность в самоутверждении. И если родители не захотят признать его прав на самостоятельность и уважение, не смогут рационально изменить свое обращение с ним, у него надолго сохранится негативизм именно в отношении к ним, либо он может перейти в упрямство, т.е. немотивированное сопротивление воздействиям извне.

В отдельных случаях негативизм проявляется как протест против несправедливости взрослых или как реакция на обиду. Чаще всего это случается, когда ребенка повседневно балуют, чрезмерно «заласкивают», а потом к нему вдруг предъявляют строгие требования. Даже справедливые и не жесткие требования в таких случаях вызывают у ребенка обиду, а его негативное поведение выступает как психологическая защита.

У менее энергичных детей негативизм может наблюдаться как некоторое затруднение в психологическом плане. Например, непривычное внимание малознакомых людей для многих детей является сверхсильным раздражителем и вызывает состояние заторможенности, из которого их не могут вывести никакие просьбы, а тем более, упреки и угрозы, пока не изменится ситуация. Эту заторможенность ошибочно называют упрямством. Негативизм здесь кажущийся: ребенок на время лишается способности выполнять требуемое действие, даже если оно для него привычно и желательно (спеть, прочесть стихи, сказать «спасибо», «простите» и т.д.). Однако эта ситуативная реакция торможения может стать началом избирательного негативизма, т.е. вызвать негативное отношение к некоторым лицам, действиям и явлениям, связанным с этой ситуацией, например, к тому, кто вызвал дискомфорт, с кем сравнивают не в пользу ребенка, внушая ему мысль и чувство, что он хуже и т.д.

К числу наиболее распространенных причин негативизма в первую очередь относятся педагогические ошибки родителей, неуважительное отношение к личности ребенка. Предъявляя требования к ребенку, родители не всегда учитывают его психическое состояние: перегруженность впечатлениями, переутомление, аффективные переживания, вызывающие заторможенность. Словесное воздействие в этих случаях теряет свою обычную силу: ребенок не реагирует на слова, тем более – на окрик, раздражение, угрозу и т.п. Тем не менее, проявление негативизма у ребенка должны служить сигналом для родителей о необходимости изменить прежнее отношение к нему – в сторону укрепления и развития его самостоятельности. Однако часто взрослые пытаются «исправить» ребенка грубым его подавлением наказаниями. Это приводит к закреплению негативных форм поведения и дает начало формированию негативизма как черты характера.

Следует иметь в виду, что негативное отношение всегда возникает на почве эмоционального неблагополучия, поэтому негативизм не может быть устранен методами жесткого воздействия. Нужно время чтобы ослабел след от неблагоприятного влияния и чтобы его ничто не подкрепляло. В дальнейшем нужно изменить направление и тактику воздействия на ребенка (подростка) с учетом его возможностей и возрастных особенностей. К наиболее педагогически оправданным средствам предупреждения и преодоления негативизма следует отнести доброжелательные отношения в семье, чуткое, бережное отношение к переживаниям ребенка, устранение случаев несправедливости, разумную требовательность и уважительную форму обращение к нему в процессе взаимодействия.

Капризы

Своеобразной формой проявления детского негативизма являются капризы – особенность поведения ребенка, выражающаяся в нецелесообразных и неразумных действиях, в необоснованном противодействии и сопротивлении требованиям взрослых, в стремлении настоять на своем. Ребенок использует каприз как инструмент в регуляции взаимоотношений со взрослыми. Внешне капризы проявляются в недовольстве, раздражительности, плаче, двигательном перевозбуждении. Это бурные проявления гнева и злости, когда ребенок кричит, топает ногами, катается по полу, швыряет вещи, кусается, царапается и даже пытается навредить самому себе. Чем болезненнее ребенок воспринимает отказ в чем – либо, тем более он склонен к капризам, и если ему все – таки удалось добиться своего, он будет прибегать к этому способу все чаще и чаще. Неверная реакция взрослых на капризы детей – наиболее частая причина, из – за которой они повторяются. Причем ребенку не столь важно, чтобы его желания исполняли, важен сам процесс подачи команд и приказов, чтобы все делали так, как он хочет. Его почти не интересует, дадут или не дадут предмет его желаний: он просто проявляет свое стремление руководить действиями и поведением взрослых. Капризный ребенок своими командами и приказами утверждает себя.

Капризы могут носить характер случайных, эпизодических проявлений, но нередко закрепляются и превращаются в привычную форму поведения ребенка: выражаются в агрессивности, плаче, шуме и становятся отрицательной привычкой, чертой личности. Тенденция к капризам в известной мере вызвана некоторыми возрастными особенностями детей раннего дошкольного и младшего школьного возраста: неокрепшей нервной системой (недостаточная возможность выдерживать сильные или длительные раздражители, преобладание процесса возбуждения над торможением), слабой волей, эмоциональной возбудимостью, впечатлительностью. И все – таки основная их причина – неправильное воспитание.

Строгой, четкой, пригодной на все случаи жизни методики предупреждения и преодоления капризов нет. Однако в данном случае можно воспользоваться рядом воспитательных правил, следование которым поможет справиться с детскими капризами. Особенно важно исключить из арсенала родителей грубость, резкость, требования, выражающиеся в стремлении «сломить силой». Как только ребенок начинает капризничать, необходимо постараться отвлечь его от предмета, так взбудоражившего его, причем делать это необходимо ласково, чтобы он чувствовал родительскую любовь и заботу. Однако вознаграждать малыша чем – либо в этом случае нежелательно. Если не удалось переключить внимание ребенка на другой объект, имеет смысл оставить его в покое и сдержанно игнорировать его капризы. Следует позволить ему «отвести душу», потому что его гнев – это в определенной мере лишь попытка убедить окружающих в том, как «жестоко» с ним обращаются. Уступки ребенку могут иметь место только в том случае, если они педагогически целесообразны и оправданы логикой воспитательного процесса. Самыми эффективными способами «лечения» капризов являются те, которые «разоружают» ребенка, вынуждают понять, что взрослые никогда всерьез не отнесутся к его причудам, будут спокойными и равнодушными к его поведению, что бы он ни делал.

Главным направлением педагогической деятельности по профилактике капризов на всех возрастных уровнях является укрепление и закаливание нервной системы ребенка, спокойный, без раздражительности тон общения с ним, тактичное внушение, стимулирование развития творческих сил и инициативы.

Упрямство

Довольно близким к негативизму является такое психическое состояние и особенность поведения, как упрямство. Это отрицательная черта детского поведения, выражающаяся в необоснованном и нерациональном противодействии просьбам, советам, требованиям и указаниям других людей (вид упорного непослушания, для которого нет видимых, четких мотивов). Упрямство проявляется также и в желании продолжать начатое действие даже в тех случаях, когда становится очевидным, что оно бессмысленно, не приносит реальной пользы. Иногда проявляется как неадекватное стремление к самостоятельности и независимости своего «я». Некоторые проявления упрямства так же, как и негативизм, выступают в качестве средства психологической защиты, имеют избирательный характер, проявляются только в определенной обстановке (например, дома, но не в школе) и в отношении определенных лиц (например, матери и бабушки, но не отца).

Упрямство бывает стойким или ситуативным. Наиболее часты случаи его проявления у детей в возрасте трех, одиннадцати и семнадцати лет, когда происходят качественные изменения в структуре личности (личностные «кризисы»). Упрямство в слабой форме может быть всего лишь особенностью поведения, которую нетрудно исправить, а в устойчивых формах оно может привести к формированию социально опасных черт личности. Упрямство в таких случаях проявляется как признание человеком лишь собственного мнения, собственных аргументов и стремление руководствоваться ими в своих действиях и поступках, хотя эти аргументы могут быть ошибочными. Поэтому очень важно заметить зарождение у ребенка этой негативной черты и предотвратить ее формирование.

Первые признаки упрямства могут появиться у трехлетнего малыша, когда ребенок стремится к самостоятельности. Он постоянно твердит: «Я сам», - не позволяет одевать себя, хотя еще не умеет это делать самостоятельно, отказывается идти по улице, держась за руку взрослого. В этот период от родителей требуется большое терпение, чуткость к изменению самосознания ребенка, своевременное переключение его на игру в «большого». При этом не следует забывать, что претензии малыша еще не вполне соответствуют его реальным возможностям, что его еще многому надо обучать. В этом возрасте не нужно заострять внимание ребенка на упрямстве, обсуждать его поведение или укорять, а тем более, наказывать. Попытки обращаться с ним по – старому, обсуждение упрямого поведения могут привести к закреплению отрицательных поведенческих реакций и развитию стойкого упрямства.

Что касается младшего школьного возраста, то проявления упрямства в поведении могут быть вызваны чувством обиды, досады, злости, мстительности и выражать протест против несправедливого к нему отношения, против подавления самостоятельности. Иногда упрямство является косвенным отражением воспитательных ошибок родителей: непоследовательность или непомерность требований взрослых к ребенку, его утомление вследствие нарушений режима дня, грубость взрослых и т.д. Определенную роль в проявлении упрямого поведения младшего школьника может сыграть негативный пример негибкого поведения старших в семье.

Для предупреждения развития упрямства младших школьников необходимо разумно сочетать родительскую любовь, заботливость с требовательностью. Важно также приучать ребенка считаться с мнением и интересами окружающих, воспитывать умение при необходимости поступаться собственными желаниями.

Нередко упрямство проявляется в неразумном стремлении добиться исполнения сиюминутного желания вопреки всем разумным доводам окружающих. В подобном случае лучшим средством его преодоления может стать отвлечение внимания. Это помогает ребенку забыть о своем капризе, а взрослым – сохранить с ним дружеские отношения.

В подростковом возрасте, когда происходит переоценка нравственных ценностей и усвоение их на новом, более сложном уровне, вновь возникает опасность развития упрямства. Тяготея к подлинной самостоятельности и независимости, подросток противится чужой воле. Он старается непременно настоять на своем, подчас совершенно не задумываясь о том, кто в сложившейся ситуации прав, а кто нет. Причем многие подростки склонны оценивать упрямство как положительную черту, лежащую в основе формирования сильной воли. Задача родителей в таких случаях – педагогически грамотно, тактично и умело вести беседы о воле, характере, настойчивости и их антиподе – упрямстве, разъяснять суть этих понятий, учить подростка адекватно оценивать свое поведение.

причины упрямства как формирующейся черты характера и как формы поведения связана прежде всего с неправильным воспитанием. Чаще всего это привычная форма поведения избалованного ребенка, выросшего в атмосфере неразумной любви, захваливания, отсутствия требовательности со стороны взрослых, привыкшего к тому, что все его желания, прихоти беспрекословно выполняются. Вместе с тем упрямство может быть и своеобразной формой протеста ребенка, выражением недовольства относительно подавления его развивающейся самостоятельности и инициативы, чрезмерно строгого режима, муштры, множества необоснованных запретов, несправедливости взрослых. Кроме того, упрямство может быть следствием подражания соответствующему поведению родителей.

Упрямство, если своевременно не обратить на него внимания и не принять меры к его преодолению, может стать чертой характера. К тому же упрямство является социально опасной чертой личности, так как порождает детскую лживость, а также может привести к расстройству нервной системы, неврозам, раздражительности, склонности к скандалам, легкой возбудимости. И если такие проявления в поведении ребенка при попустительстве родителей еще в дошкольном возрасте из импульсивных реакций переходят в устойчивое состояние, то в последующем деформации личности неизбежны.

Основной путь предупреждения упрямства – правильная организация жизни и деятельности ребенка, здоровая атмосфера и правильные взаимоотношения в семье, спокойная требовательность и устранение избытка внимания к ребенку. Большую роль играют меры, направленные на укрепление нервной системы: соблюдение режима сна, питания, работы и отдыха, устранение обилия впечатлений. Надо всегда искать причины проявляемого упрямства и устранять их, но ни в коем случае нельзя подавлять волевые усилия формирующейся личности, хотя и ложно утверждаемые. Поэтому нельзя прибегать к угрозам, грубому насилию, физическим мерам воздействия. Попытка взрослых «сломить» упрямство ребенка силовыми методами, как правило, не приводит к цели. В таком случае ребенок либо оказывается «победителем» в этой борьбе, либо, сломленный и подавленный, глубоко переживает свое «поражение». В конечном итоге, до конца не понимая, в чем он не прав и почему от него что – то требуют, он становится озлобленным по отношению ко взрослым. Ни в коем случае не должны иметь место упрашивания и уговоры, заканчивающиеся необоснованными уступками со стороны взрослых.

Помимо рассмотренных выше, можно ориентироваться на следующие специальные методы и педагогические приемы преодоления упрямства.

Спокойное игнорирование и отложенное на время воздействие за проступки, когда взрослые перестают обращать внимание на упрямого ребенка, воздерживаются от всякого прямого воздействия на него (при  условии, если упрямство ребенка не приносит серьезного ущерба его здоровью и не вредит окружающим). Отвлечение внимания ребенка в момент проявления упрямства и переключение его на какое – либо другое занятие. В отдельных случаях полезен метод «естественных последствий», когда ребенок на собственном опыте убеждается в неприятных последствиях своего упрямства, «страдает» от непослушания и своеволия. Можно также пользоваться отсрочкой выполнения требуемого действия – взрослый может заранее предупредить ребенка о необходимости совершить то или иное действие, давая ему тем самым время и возможность психологически подготовиться к этому действию. Немаловажное значение имеет форма обращения к ребенку – тактичная рекомендация, совет, указание на несколько возможных вариантов действия с их сравнительной оценкой, создающих у него иллюзию действия «по собственному желанию». Родители должны помнить, что запретов в воспитании должно быть как можно меньше. Когда слово «нельзя» употребляется излишне часто, то это вызывает упорное желание не подчиняться. Доброта и доверие к ребенку, обстановка творческой деловитости в семье – главные условия успешного преодоления упрямства.

Своеволие

Разновидностью упрямства является своеволие, но оно отличается от первого тем, что его основу составляют прихоть ребенка, его произвол. Проявляется произвол большей частью как действие, идущее вразрез, на согласующееся с требованиями, советами, указаниями старших, в отсутствии послушания.

Своеволие возникает как результат развивающейся самостоятельности и волевого элемента в поведении младшего школьника, его стремления самоутвердиться и неумения избрать для этого адекватные средства. движущей силой своеволия может быть неправильно реализованное желание младшего школьника стать похожим на взрослых. Вместе с тем своеволие может выступать и как протест ребенка против несправедливости старших, прежде всего родителей. Грубость, дерзость, неуважительное отношение ко взрослым могут возникать и как результат неправильной реализации ребенком (подростком) стремления ко взрослости, ложного стыда в проявлении нежности, ласки, послушания. Нередко причинами своеволия выступают несдержанность, слабоволие, неумение ребенка владеть собой, особенно в состоянии физического или умственного переутомления.

При отсутствии эффективного педагогического влияния своеволие может стать чертой характера, а ребенок – дезорганизатором учебной деятельности в школе. Основной путь профилактики этого поведенческого отклонения – создание благоприятных условий в среде, окружающей ребенка, обстановки доброжелательности и доверия, а также преодоление педагогических ошибок, допущенных в семейном воспитании ранее.

Довольно распространенной ошибкой многих молодых родителей в преодолении детского своеволия является чрезмерность, неадекватность силы их воздействия, в результате чего они не только подавляют своеволие ребенка, но и, добиваясь абсолютного, слепого послушания, уничтожают в самом зародыше его волю, способность  к инициативным самостоятельным действиям. Следствием подобной педагогической тактики родителей может стать конформное поведение ребенка, который бездумно следует за сверстниками и легко поддается негативному влиянию различных не всегда благовидных компаний. Первое детское «Я сам!» должно служить своеобразным сигналом для родителей о необходимости уважительного отношения к только что зарождающейся личности. Одной из главных психологических причин, порождающих негативные проявления у детей, чаще всего бывает невнимание к их нуждам и потребностям, отсутствие заботы о них, а также несправедливое к ним отношение (незаслуженные обвинения, подозрения, оскорбления, наказания и т.п.).

Недисциплинированность

По мере взросления ребенка трудности его поведения могут приобретать социально опасный характер. Среди таковых в первую очередь можно назвать недисциплинированность. Недисциплинированность проявляется как сознательное нарушение общепринятых социальных норм и правил поведения, игнорирование просьб, советов, указаний и увещеваний взрослых. В зависимости от форм проявления и тех последствий, которые могут отражаться на благополучии других людей, недисциплинированность может быть двух видов: злостной и незлостной. К незлостным ситуативным нарушениям дисциплины, как правило, приводят озорство, шалость, наиболее часто встречающиеся в дошкольном и младшем школьном возрасте. У подростков причиной таких проявлений являются повышенный уровень общественной активности и инициативности, не нашедших разумного выхода в общественно приемлемых видах деятельности и формах социального поведения. Специфическими для данного возраста могут быть причины, связанные с искаженным пониманием и толкованием подростками таких нравственных категорий, как мужество, риск, отвага, смелость, выносливость, решительность и т.п. Задача взрослых (и в первую очередь родителей) заключается в том, чтобы своевременно разъяснить детям сущность тех или иных нравственных категорий и норм, которые они смогли бы без затруднений отличать от их антиподов. Без этого не стоит полагаться на то, что со временем дети сами во всем разберутся. Слишком дорого приходится платить в последующем за подобное отношение к формированию дисциплинированности у ребенка как родителям, так и самим детям. Известный американский педагог Б.Спок в свое время по этому поводу замечал, что «дисциплинированность не наденешь на ребенка как наручники». Дисциплина – это то, что развивается внутри человека. Но без целесообразных воспитательных усилий со стороны родителей не стоит надеяться, что в сознании их ребенка все появится само собой. К тому же со временем казалось бы незначительные формы проявление недисциплинированности могут приобретать социально опасные формы, когда в их устранении не всегда возможно обойтись только одними воспитательными воздействиями.

Социально более опасными являются злостные нарушения дисциплины. Как правило, они уже не ситуативны и имеют стереотипный характер, становится значительнее их дезорганизующая роль. Такие причины злостной недисциплинированности, как влияние асоциального окружения в микросреде, праздность, безделье, безнадзорность, озлобленность, имеют более ярко выраженную асоциальную направленность. Таким образом, детская недисциплинированность является своеобразной формой перехода от проблемного поведения к социально опасным его нарушениям. Наиболее распространенными асоциальными поведенческими отклонениями являются девиантные, делинквентные формы поведения детей и подростков.

Девиантно – делинквентные формы поведения

Девиантное поведение – это система поступков, отклоняющихся от общепринятой или подразумеваемой нормы, будь то нормы психического здоровья, права, культуры или морали; это асоциальное поведение, нарушающее какие – то социальные и культурные нормы.

Девиантное поведение, устойчиво проявляющееся в нарушениях социальных норм, может иметь различные формы, одни из которых выливаются во внешне выражаемые реакции негативного отношения к окружающим, а другие выступают как психологические состояния, вызывающие эти внешние негативные проявления. К числу таких состояний можно отнести:

*внутреннюю психическую напряженность и противоречивость желаний и чувств;

*длительные конфликтные отношения с окружающими; эгоистическую жизненную позицию;

*крайнюю неустойчивость интересов и стремлений;

*перемену настроений и желаний;

*противодействие воспитательным влияниям.

Среди поведенческих девиаций выделяют:

*лживость;

*употребление алкоголя, наркотиков и других психотропных средств, что приводит к психологической зависимости от них (аддиктивное поведение);

*побеги детей и подростков из дома;

*уход в деструктивные религиозные культы;

*бродяжничество как следствие детской безнадзорности;

*аутоагрессивное поведение (т.е. покушение на собственный организм, вплоть до крайних его проявлений – самоубийства) и др.

Аддиктивное поведение. Девиантные формы поведения больше всего характерны для подростков, которые в силу возрастных особенностей отличаются выраженной эмоциональной неустойчивостью, резкими колебаниями настроения, быстрыми переходами от экзальтации к состояниям апатии и уныния. Поэтому и поведение их также отличается неустойчивостью, спонтанностью и ситуативностью. Подросток нередко совершает проступок просто потому, что внешнее давление референтной группы в определенной ситуации оказывается доминирующим (так, он присоединяется к сверстникам в совершении асоциальных поступков из «чувства товарищества» или боязни «показаться трусом»). По сравнению с младшим школьным возрастом иной характер у подростков приобретает лживость. Если дошкольник и младший школьник (на ранней стадии этого возраста), обманывая старших и сверстников, не преследует таких целей, которые ущемляли бы интересы окружающих, а чаще всего фантазируют в силу возрастных особенностей своей психики, то в подростковый период ложь нередко становится сознательным уклонением от истины в неблаговидных целях.

В основе лжи, по мнению психологов, чаще всего лежит страх перед наказанием и правдой, выяснение которой может скомпрометировать подростка. Иногда причинами лжи являются просто хвастливость, стремление компенсировать возникшую или имеющуюся уже нравственную ущербность. Источником лжи могут быть также круговая порука, неправильное понимание дружбы.

Преодолевается лживость, главным образом, педагогическими мерами: доверием, внушением неизбежности разоблачения обмана, устранением боязни расплаты за допущенные проступки, разъяснением асоциальной сущности лжи.

Очень часто лживость проявляется у подростков, склонных к употреблению алкоголя, наркотиков и других психотропных веществ. В отличие от взрослых у подростков, начинающих пить, большое значение имеют механизмы подражания: подросток может начать пить не только ради вызываемого алкоголем чувства эйфории и испытываемого при этом психического комфорта, но и просто из любопытства. Немаловажное значение при этом имеют такие психологические особенности, как повышенное стремление к самостоятельности, самоутверждению. Нередко увлечение алкоголем у подростков служит проявлением реакции оппозиции, эмансипации. Девочки чаще пьют тайком, чтобы «никто не знал», или в компании старших подростков. Выпивая, подросток стремится погасить характерное для него состояние тревожности и одновременно – избавиться от избыточного самоконтроля и застенчивости. Важную роль играют также стремление к экспериментированию, а особенно – нормы молодежной субкультуры, в которой выпивка традиционно считается одним из признаков мужественности и взрослости. И само собой разумеется, действует отрицательный пример родителей.

Подростковая наркомания, как и пьянство, связана с психологическим экспериментированием, поиском новых, необычных ощущений и переживаний. Согласно наблюдениям врачей – наркологов, две трети молодых людей приобщаются к наркотическим веществам из любопытства, желания узнать, что «там», за гранью запретного. Иногда первую дозу навязывают обманом, под видом сигареты или напитка. Вместе с тем это групповое явление связано и с влиянием группы, подражанием старшим. В настоящее время влияние алкоголизма, наркомании родителей на потомство признается в качестве неоспоримой истины. «У детей, чьи родители больны алкоголизмом или наркоманией, - считают специалисты, - повышен биологический риск развития химической зависимости. Кроме того, у этих детей выявляются различные изменения поведения: повышенная возбудимость, агрессивность, депрессия, психопатия. Попытка справиться с эмоциональными и психическими проблемами может подтолкнуть этих детей к поиску и употреблению наркотика, что вновь замыкает круг».

В состоянии алкогольного или наркотического опьянения подростки часто проявляют жестокость и агрессивность. Нередко изощренную жестокость могут проявлять также жертвы чрезмерной родительской опеки, избалованные подростки, не имевшие в детстве возможности свободно экспериментировать и отвечать за свои поступки; жестокость для них – своеобразный сплав мести, самоутверждения и одновременно самопроверки: «Меня все считают слабым, а я вот что могу!»

Побеги из дома. С самого начала употребления спиртных напитков или наркотических препаратов у подростков на фоне двигательной расторможенности отмечается неожиданное, непрогнозируемое поведение, внешне напоминающее импульсивные действия, социальная дезадаптация наступает быстрее, чем у взрослых. Прием психоактивных веществ обычно сопровождается уходами из дома, прогулами, бродяжничеством, правонарушениями, постепенно усиливаются и нарастают конфликты со сверстниками и взрослыми. Уход из дома также может носить демонстративный характер и отражать боязнь наказания. В таких случаях беглецы стараются находиться недалеко от дома, в тех местах, где их будут искать или наверняка обратят на них внимание. Но если этого не случится и подростку придется провести ночь вне дома или последует неправильная реакция взрослых на его уходы с применением наказания, то в дальнейшем эти формы поведения могут закрепиться и проявляться при незначительных поводах. В дальнейшем подобные уходы могут быть связаны с асоциальным поведением подростков.

Уход в религиозные секты. Одной из форм отклоняющегося поведения детей является их разрыв с родительской семьей и уход в религиозные секты.

Подобная форма протеста детей против стремления родителей ограничить их самостоятельность появилась сравнительно недавно (приблизительно с начала 90 – х гг. ХХ века, когда на территории нашей страны активизировали свою деятельность не только отечественные, но и многие зарубежные религиозные организации). Причем в последние годы уход детей и подростков в религиозные общины приобретает массовый характер. Чаще всего они связывают свою судьбу с так называемыми «альтернативными» религиями. «Более 5 млн. человек в настоящий момент вовлечены в нетрадиционные религиозные культы. Среди них – более 500 тыс. несовершеннолетних».

Человек, связывающий свою жизнь с какой – либо религиозной организацией, делает это, исходя из ряда потребностей, присущих ему как личности, сформированной в конкретных социальных условиях. Основная потребность взрослых людей, приходящих в общество верующих, исходит от ощущения бессмысленности своего существования и заключается в желании обрести конкретную и определенную цель жизни. Что касается детей, то их стремление вступить в религиозную организацию зачастую обусловлено «семейными» условиями, порождающими у них острую неудовлетворенность своим существованием. Во – первых, это может быть связано с так называемой авторитарной моделью внутрисемейных отношений, когда активность детей подавляется разного рода запретами (на собственное мнение, на «неугодные» увлечения, на друзей и пр.) или ограничивается какой – либо примитивной ролью («уборщицы», «кухарки», «сиделки» и т.д.). Естественно, возникающий в таких условиях протест с их стороны подавляется внешней властью, порой с применением силы и оскорблений. До поры до времени ребенок мириться с этим положением, однако рано или поздно конфликт выходит на поверхность в той или иной форме. Попытка порвать со своей семьей в этом случае расценивается, с одной стороны, как стремление самостоятельно решить свою судьбу, а с другой – возможно, как желание отомстить своим родителям.

Во – вторых, уход детей в религиозные общины является их реакцией на такой тип семейных отношений, когда родители любят своих детей, однако любовь эта имеет ограниченный характер и проявляется только в тех случаях, когда дети играют удобные для родителей роли: «заботливого сына», «прилежного ученика», «хозяйственной дочки», «талантливого музыканта» и т.д. В таких семьях власть родителей не проявляется в форме открытой агрессии, а превращается в скрытые (чаще всего неосознанные) манипуляции, цель которых сводится к тому, чтобы заставить детей решать психологические проблемы родителей (например, страх одиночества, боязнь потерять опору, разочарование в собственных способностях и др.). Суть манипулирования заключается в том, что желаемое поведение ребенка всячески поощряется, а противоречащее личным потребностям родителей – подавляется разными способами. Это могут быть апелляция к чувству долга, обвинения, упреки и обиды, жалобы на плохое здоровье и т.д.

Чаще всего такие манипуляции прекрасно действуют, и ребенок может долгое время отказывать себе в своих собственных желаниях, противоречащих родительским потребностям. Когда же внутренний конфликт становится невыносимым, наступает угроза срыва. При этом желание жить своей жизнью неизбежно сопровождается гипертрофированным чувством вины, внушенным родителями. Религиозные общества в этом случае предоставляют ребенку возможность освободиться от влияния родителей и избавляют его от внутренней ответственности за свой выбор, поскольку оправдывают его священными целями.

Конечно, помимо «бегства из домашнего плена» существует множество других причин, приводящих к разрыву сложившихся отношений между родителями и детьми. Но суть их одна – непонимание и неприятие потребностей друг друга. В противоположность этому отношению в тех религиозных обществах, где все его члены объединены одним делом, царит атмосфера доброжелательности и сплоченности, связанная с пониманием человека и его попыток реализовать свои способности; здесь человека принимают и приветствуют таким, какой он есть.

Следует заметить, что неприятие родителями религиозных увлечений своего ребенка зачастую лишь частный случай того непонимания, которое существует в их отношениях уже давно. Поэтому драматические ситуации, разыгрывающиеся в семье на «религиозной почве», в глубине своей скрывают межличностный конфликт, существующий уже давно и ожидающий своего выражения. В одном лагере находятся дети, стремящиеся расширить знания о себе и окружающем мире, а в другом – их родители, навязывающие собственные представления и ограничивающие активность детей рамками личных потребностей. Желание подчинить детей, игнорирование их чувств только обостряют конфликт и вызывают у детей стремление освободиться от власти родителей и бежать туда, где есть взаимопонимание и поддержка. Не всегда «секты отлавливают» детей, так как дети иногда сами находят их для реализации своих потребностей.

Но пребывание в религиозном культе не может пройти бесследно даже для взрослого человека, а тем более, для подростка, чей душевный мир чрезвычайно хрупок и отличается особой чувствительностью и ранимостью. Исследования специалистов в области влияния деятельности религиозных организаций, и прежде всего нетрадиционных культов, на психическое состояние и личность вовлеченных в них детей показали, к каким негативным последствиям может привести пребывание сознания человека под культовым контролем.

Даже непродолжительное пребывание (в течение 2 – 4 месяцев) в деструктивной религиозной общине (секте) приводило к выраженным изменениям в физическом и психическом состоянии, личностном становлении и поведении молодых людей. Они характеризовались в большинстве случаев следующими проявлениями:

*отчуждением от родителей и других родственников нередко с проявлением к ним враждебного отношения, уходами из родительского дома на короткое или длительное время;

*частым отказом от учебы или работы с полным погружением в деятельность религиозной организации;

*нежеланием слушать радио и телепередачи, читать газеты, журналы, художественную литературу;

*ограничением питания с исключением продуктов, содержащих животные белки, что приводило во многих случаях к физическому истощению, повышенной утомляемости;

*ограничением сна до 3 – 5 часов в сутки, что вызывало психическое истощение;

*развитием замкнутости, отказом от общения с друзьями. утратой прежних интересов;

*появлением амимии, отрешенного взгляда, холодного бесстрастного тона, почти безразличного отношения к своей внешности;

*полной убежденностью в правоте учения религиозного культа, не допуская никаких сомнений по этому поводу.

Многие дети и подростки, втягиваясь в деятельность религиозных культов, обнаруживали расстройство личности с развитием психологической и духовной зависимости от проповедников, у них наблюдалось крайнее нарушение личностной идентичности. Кроме того, у большинства из них проявлялась социальная дезадаптация, регресс в инфантильность (задержка достижения социальной и психологической зрелости). Наряду с этим отмечались также психические расстройства: галлюцинации, искаженное восприятие реальности, расщепленность личности, нервные срывы, психопатические эпизоды, паранойя, мания величия, суицидальное мышление, приступы паники и тревожности и др.

Аутоагрессивное поведение. Наряду с уходом в религиозные культы в поведении подростков довольно распространенной стала такая форма пассивного протеста против «семейной тирании», как суицидальное мышление (мысли, высказывания, намеки о самоубийстве) и суицидальные действия. «Подростки так часто совершают суицидальные попытки, что многие исследователи давно уже называют суицидальное поведение типичной подростковой девиацией».

В основе суицидальных действий детей и подростков часто лежат чрезмерно выраженное чувство обиды, желание отомстить обидчикам, напугать их (что, в свою очередь, представляет собой следствие внутрисемейных конфликтов). В некоторых случаях попытки самоубийства носят демонстративный характер. Но чаще всего суицидальное поведение представляет собой реакцию детей на внутрисемейное насилие. Главная характеристика семейной атмосферы несовершеннолетнего суицидента – это проявление психического насилия: запугивание, унижение, оскорбительные наказания, подкуп, злоупотребление доверием, чрезмерный контроль, пренебрежение заботой и т.п. Во многих случаях имели или имеют место проявления жестокости, т.е. физическое насилие. В некоторых неблагополучных семьях дети были доведены до суицида побоями и устрашающими наказаниями (изоляцией в темной комнате, лишением пищи и питья).

К сожалению, в последнее время все чаще фиксируются случаи покушения на самоубийство маленьких детей, тех, кому еще не исполнилось восемь лет. Причем дети, как правило, выбирают наиболее жестокие способы совершения суицида: падение с высоты, удушение и утопление и т.п. В отличие от подростков они совсем не боятся боли и нисколько не озабочены сохранением своей привлекательности после смерти, поэтому редко прибегают к наиболее распространенному у подростков способу самоубийства – отравлению лекарствами. Чувствуя себя ненужными и нелюбимыми, дети, совершая попытку самоубийства, надеются, что вынудят тем самым родителей перемениться, что их смерть будет способствовать воцарению в семье мира и любви и, когда эта самая смерть «закончится», можно будет продолжать жить в своей родной семье по – настоящему счастливо.

Что касается подростков, то суицидальные попытки и намерения возникают у них в ответ на систематическое словесное унижение, игнорирование их мнения близкими, ущемление самостоятельности, конфликты с семьей, в результате незаслуженного наказания или унижения, исходящих от родителей и друзей, оскорбления чувства собственного достоинства и др. Ребенок, посягнувший на собственную жизнь, все – таки надеется, что умрет не окончательно – полежит немного «мертвым», полюбуется, как страдают от горя близкие, а потом встанет и скажет: «Ну, хватит плакать, я пошутил!» В этом, наверно, и состоит главное отличие взрослых самоубийц от детей. Не понимая ценности человеческой жизни, последние легко расстаются с ней.

Отношение к самоубийцам всегда было неоднозначным. Одни видели в их поступках лишь проявление скрытой болезни, другие усматривали греховное малодушие, третьи, напротив, - твердость духа. Так или иначе, но дело касается взрослых людей, сознательно решивших покинуть этот мир, несущих полную ответственность за свой выбор. А как быть с детьми? Неужели их едва обозначившаяся личность способна подняться до социальных и, тем более, философских обобщений и сделать выбор о никчемности бытия? Что может подвести их к страшному решению?

Стремление к смерти у них бывает очень кратковременным, за этим следует чисто панический страх. Весьма распространен случай, когда самоубийством ребенок хочет наказать несправедливую учительницу, родителей, сверстников, которые его обижают и т.д. Надежда все та же: смерть когда – нибудь «кончится», и пойдет прежняя жизнь.

Специалисты считают, что внешне благополучные семьи самые трудные для психологов. Родители в таких семьях очень хотят выглядеть не хуже других. Ребенок – наилучший способ самоутверждения, осуществления неутоленных амбиций. Для сына или дочери создается до предела загруженная жизнь, строго поделенная на «хорошо» и «плохо». Права на минимальную свободу действий и уж, тем более, на ошибку не оставляется. У ребенка не хватает сил на выживание в тесной «клетке» семейных догм и требований.

Нервные перегрузки, депрессию дети переносят совсем не так, как взрослые. Они не ложатся в постель носом к стенке, не жалуются на судьбу. Им просто становится скучно. Ничего не хочется. Все надоело. Работоспособность падает до нуля, зато в геометрической прогрессии возрастают рассеянность и несобранность. У родителей и учителей появляется великолепная возможность «проработать» подопечного за лень и безответственность, в который раз посетовать на распущенность и безразличие нынешней молодежи. Так и подливается потихоньку масло в огонь, подготавливая внезапный пожар.

Школьные конфликты – частая причина драм школьников. Разворачиваются они по классическому сценарию. Специалисты описывают его так: тяжелые беременность и роды приводят к рождению ребенка со следами органических поражений – повышенной возбудимостью или, напротив, с замедленной реакцией; излишняя живость или медлительность ребенка, трудность сосредоточения и неусидчивость становятся объектом нападок сначала воспитательниц в детском саду, потом – учителей в школе, так постепенно школа для мальчика или девочки становится адом. Ненависть к школе оборачивается ненавистью к учению. Педагоги почти никогда не говорят с родителями о самом ученике, только о его успеваемости. С их позиции учащегося могут полностью описать оценки, стоящие в его дневнике. Против такого упрощенного до бесчеловечности взгляда подростки протестуют, как могут: сбегают из дому и бродяжничают, ищут поддержки в уличных командах неформалов, а то и вовсе решают свести счеты с жизнью.

Попытки самоубийства из – за несчастной любви – нередкий случай среди старших подростков. Вообще этот возраст труден как для самих подростков, так и для их родителей, педагогов и даже других взрослых людей. С одной стороны, возникают вполне взрослые проблемы: одиночество, дефицит общения, предательство близких. Но с другой стороны – детская наивность в оценке себя и своих возможностей, гипертрофированная жажда самоутверждения, непонимание ценности жизни. Мысль о самоубийстве вынашивается долгое время, много раз прокручивается в воображении и поэтому кажется не такой уж и страшной.

Взрослые по – своему пытаются рассмотреть причины, породившие болезнь, не задумываясь о том, что все трагедии ребят, в конце концов, замыкаются на их семье. Отсутствие родительской любви и милосердия – первый акт драмы. Желание ребенка покинуть недобрый и равнодушный к нему мир – акт последний.

Предупреждение детских и подростковых (юношеских) самоубийства заключается не в избегании конфликтных ситуаций (это невозможно!), а в создании такого психологического климата, чтобы дети не чувствовали себя в семье одинокими, непризнанными и неполноценными. Как отмечают психологи, в девяти случаях из десяти покушения на самоубийство детей и подростков – не желание покончить счеты с жизнью, а крик о помощи. О подобных желаниях подростки часто говорят и предупреждают заранее; 80% суицидных попыток совершается дома в дневное или вечернее время, когда кто – то может вмешаться. Многие из них откровенно демонстративны, адресованы кому – то конкретному, иногда можно даже говорить о суицидальном шантаже. Тем не менее все это чрезвычайно серьезно и требует чуткости и внимания не только родителей, но и всех тех, кто по роду своей деятельности соприкасается с детьми и подростками из семей с различными формами неблагополучия.

Комментарии:
Оставлять комментарии могут только авторизованные посетители.